интервью и комментарии

От самой крупной козьей фермы в России к самой крупной в мире!

Тарас Кожанов
Заместитель генерального директора агрохолдинга «Лукоз», директор козьей фермы «Лукоз Саба»
Заместитель генерального директора агрохолдинга «Лукоз», директор козьей фермы «Лукоз Саба» Тарас Кожанов в интервью «ПМ» рассказал о самой крупной в РФ козьей ферме и планах на мировое господство в отрасли.
04.10.2018

– Тарас, чтобы было понятно в общем и целом: что собой представляет Ваше хозяйство ферм – козья ферма в Сернурском районе, овечья ферма, козья ферма «Лукоз Саба»?

– Мы достаточно давно работаем в сельском хозяйстве, в частности в отрасли молочного козоводства. Начинал этим заниматься мой отец, потом к семейному бизнесу присоединился и я. Последние девять лет мы позиционируем себя как крупнейшая в России козья ферма. Кроме того, мы вторые в стране в молочном овцеводстве, а какое-то время вообще были единственными. Наш комплекс состоит из трех ферм, две из которых расположены в Сернуре и еще одна – в Татарстане. Козьи фермы в Марий Эл и Татарстане примерно одинаковы по численности стада. У нас порядка 6,5 тыс. голов коз и больше 300 голов овец. Предприятие занимается производством молока и реализацией племенных коз зааненской породы. Общее количество сотрудников на всех фермах – 140 человек.

– Вы считаете себя самой крупной в России козьей фермой. Какие основания позволяют Вам это утверждать?

– Когда я стал заниматься делами предприятия, то задался вопросом: кто у нас коллеги, где они, что собой представляют? Поискал, посмотрел, сделал анализ, что и привело к такому пониманию. Да, этот статус мы присвоили себе самостоятельно, так как официальный статус присваивать просто некому. Некое подобие статистики представляет журнал Союза овцеводов и козоводов, по данным которого мы тоже являемся крупнейшей фермой. Кроме того, не так давно Ставропольский НИИ овцеводства и козоводства в устной форме сообщил нам информацию, что в России порядка 15 тыс. племенных коз молочной породы, т.е. у нас получается около 40 %.

– Откуда такая «холодность» со стороны Минсельхоза РФ к отрасли?

– Наша отрасль в масштабах страны очень небольшая, хотя, по моему мнению, она одна из самых быстрорастущих, с точки зрения динамики, конечно! Очень долго козы и овцы для отраслевого министерства шли одной строкой – в качестве шерстного либо мясного направления. До сих пор существует проблема со статистикой. В частности, когда мы в Росстат сдаем отчетность по козьим фермам, то не отчитываемся о надоях, хотя при этом являемся молочно-товарной фермой! В общем, сдаем самые разные показатели, кроме самого ключевого. Это наследие советских времен, и хочется верить, что рано или поздно ситуация поменяется.

– Как так получилось, что одна ферма – в Марий Эл, другая – в Татарстане. Почему вторая ферма не была построена также в нашем регионе?

– На момент начала реализации проекта Татарстан активно занимался, да и, наверное, сейчас занимается поддержкой сельского хозяйства. Нам были предложены особые условия по субсидированию стройки, которых на тот момент в Республике Марий Эл не было. Поэтому обоснование этого решения чисто экономическое. К тому же есть в этом определенная фишка – мы себя позиционируем не как региональный, а как межрегиональный бизнес!

– Есть какой-то соревновательный момент между двумя этими фермами?

– Безусловно! Это постоянные соревнования: кто круче, кто лучше, кто прибыльнее! Для нас, для руководства, это тоже показатель, кто лучше работает, своего рода опыты по применению различных технологий. Конкуренция, безусловно, присутствует, и мы стараемся лучшие практики одной фермы переносить на другую. Это достаточно удобно – иметь независимые хозяйства, очень многое понимается в сравнении.

– И кто же из них лучше работает?

– Сегодня выше надои в «Лукозе» из Марий Эл, себестоимость примерно одинаковая, сохранность молодняка в этом году лучше оказалась в Татарстане.

– Несколько слов о продуктивности.

– Я бы назвал наши надои близкими к удовлетворительным: 600 л с козы в год в Татарстане и 750 л – в Марий Эл. Понятное дело, это не тот показатель, которым можно было бы хвастаться в Европе, где доят до 1000 л в год.

– Обратимся к овечьей ферме! Чем было обусловлено ее создание и почему численность поголовья несопоставима с козьими фермами?

– Молочное овцеводство – это практически несуществующая отрасль в рамках нашей страны. Кроме нас, мне известно только об одной молочной овечьей ферме в России. Овцы имеют еще более низкий надой, нежели козы, – порядка 300 л в год, но их молоко содержит больше белка и жира. Как пример: для производства 1 кг полутвердого сыра надо 7 л овечьего молока, когда козьего молока требуется до 12 л. Овцы в этом году хорошо прибавили по надоям, в общем количестве примерно в 2,5 раза по сравнению с прошлым годом. Это произошло за счет увеличения удельного надоя, длительности лактации, роста поголовья.

– Каковы перспективы овечьего направления в вашем бизнесе?

– Для меня как для управляющего все, что хорошо растет, имеет перспективы. Объемы надоев овечьего молока растут, поэтому я могу делать на это направление какие-то ставки. Если еще совсем недавно продукция из овечьего молока составляла в объеме выручки 0,2 %, то сейчас – около 1 %. Понятное дело, что это далеко не основное направление предприятия, но рост есть, и он приличный. Поэтому этим можно заниматься. И мы занимаемся, в частности подготовили отдельный доильный зал, немного изменив технологию, и планируем, что у нас будет дальнейший рост поголовья.

– Каким образом на предприятии протекает селекционная работа?

– Безусловно, такая работа идет, разумеется, в рамках тех возможностей, которые у нас есть. Если говорить в общем, то в России подобная работа происходит в племенных хозяйствах, под это выделяются определенные деньги, работают ГУПы. Система, практикующаяся в России, в корне отличается от того, что есть за рубежом. Там в принципе нет такого понятия, как «племенное хозяйство», там используют понятие «племенное животное». Что касается нас, то внутри хозяйства мы во многом ограничены теми возможностями, которые имеются, – и людскими, и научными, и техническими. Да, мы работаем, что-то делаем, но «глубины» в этой работе нет, и мы сейчас думаем над тем, что «если гора не идет к Магомеду…», в частности стремимся к такой организации племенной работы, как в Израиле. Там с каждого литра коровьего молока идут отчисления, которые направляются на племенную работу в некоммерческую организацию, которая, собственно говоря, этим и занимается. И это предприятие готовит лучших быков для всей страны. Поэтому мы сейчас пытаемся найти специалистов, которые взялись бы за подобную работу в рамках некоего предприятия, которое мы готовы финансировать на первых порах самостоятельно, а впоследствии в рамках Ассоциации промышленного производства постараемся привлечь и другие козьи фермы.

– Каким образом осуществляется контроль качества молока?

– Контроль качества продукции большей частью происходит на заводе в соответствующей лаборатории. Но есть и небольшая работа, проводимая на ферме. Там смотрят за состоянием животных – есть ли проблемы, есть ли заболевшие? Все остальное на заводе – показатели бактериальной обсемененности, содержание соматических клеток, белков, жиров, ну и все-все-все, что полагается. В общем, за качество отвечаем.

– Поговорим о перспективах и проектах предприятия. Насколько я знаю, поставлена амбициозная задача по строительству самой большой в мире козьей фермы.

– Если в рамках России я достаточно хорошо изучил рынок и все более-менее крупные хозяйства мне знакомы, то в рамках мира мне сложнее говорить о лидерстве ввиду недоступности этой информации. Самая большая козья ферма, на которой я был за границей, – это 5 тыс. голов. Мы же хотим построить десятитысячник! Поэтому вроде бы можем претендовать на такое звание. Что касается проекта, то на данный момент у нас нет подтвержденного лимита на субсидирование строительства фермы, а это ключевой момент, который окажет влияние на сроки строительства. При этом мы не останавливаем работы в области проектирования, каких-то подготовительных мероприятий, согласований с различными министерствами и ведомствами.

В ближайшее время планируем посетить фермы во Франции и Израиле, чтобы, как говорится, перенять опыт. Что касается проекта, то комплекс будет представлять собой шесть основных зданий, в каждом из которых будет содержаться примерно по 1600–1700 голов. Комплекс будет возводиться в шесть этапов, и если бы мы начали строительство в этом году, то к 2024–2025 гг. полностью реализовали бы этот проект. Это очень амбициозная задача, мы надеемся получить положительный ответ на выделение нам льготного кредита, ну а если такого ответа не будет, то мы все равно будем расти по мере появления молодняка, конечно, не так быстро, как бы нам хотелось.

 

Интервью провел Константин Терехов

Источник: журнал "Переработка молока". 2018. № 1.

Продам